arheologi (arheologi) wrote,
arheologi
arheologi

Category:

Белецкий С. В. Новые данные к биографии Игоря Святославича Новгород-Северского

Особенности Мусин-Пушкинского списка «Слова о полку Игореве», как памятника древней псковской письменности, давно отмечены исследователями. По наблюдениям Л. А. Творогова, эта рукопись была переписана в 1510—1512 гг. в псковском Елеазаровском монастыре. Оригиналом для писца послужил список второй половины XIII в., переписанный в Спасо-Мирожском монастыре с рукописи киевского происхождения конца 80-х годов XII в. В основе последней лежал текст сборника, принадлежавшего князю Святославу Всеволодичу.
Если реконструкция Л. А. Творогова верна, то в руках псковичей второй половины XIII в. был список «Слова о полку Игореве», сделанный еще при жизни основных героев поэмы. По-видимому, этот список хранился в Спасо-Мирожском монастыре, а в конце XIII в. потребовалось обновление ветхого оригинала, что и привело к созданию протографа Мусин-Пушкинского списка поэмы.
Концентрация в Пскове свидетельств знакомства с текстом «Слова о полку Игореве» не может не навести на мысль о том, что судьба новгород-северского князя привлекала к себе внимание псковичей, и такая традиция сохранялась на протяжении всей средневековой истории города. Подтверждением этому, как представляется, является находка вислой свинцовой печати, переданная в фонды Псковского музея-заповедника псковским коллекционером В. Г. Кольцовым.
Печать (размеры 19—23 мм, вес 7,9 г) принадлежит к группе домонгольских княжеских. Аверс: изображение св. Георгия в рост; реверс: погрудное изображение св. Николая Мирликийского. Сочетание изображений свидетельствует, что владельца в крещении звали Николаем Георгиевичем или Георгием Николаевичем. Учитывая редкость среди русских князей крестильного имени Николай, круг вероятных владельцев печати очерчивается достаточно отчетливо: она могла принадлежать Святославу-Николаю Ярославичу-Георгиевичу, одному из его сыновей или одному из сыновей Святослава-Николая Ольговича-Михайловича.
Святослав Ярославич (+.1076 г.), второй сын Ярослава Мудрого, князь черниговский, а позднее великий князь киевский, мог иметь печать с изображением св. Георгия и Николая Мирликийского. Однако датировать печать с изображениями святых на обеих сторонах XI в. нельзя: в это время русские князья пользовались печатями греко-русского типа и т. н. «печатями архаической традиции». Среди последних имеется пять, атрибутированных Святославу Ярославичу.
Среди сыновей Святослава Ярославича также не удается обнаружить вероятного владельца псковской печати: Роман ( + 1079 г.) и Давыд ( + 1123 г.) находились под патронатом соответственно св. Романа и св. Давида; Олег Святославич ( +1115 г.) был крещен Михаилом; Ярослав Святославич ( + 1129 г.) носил крестильное имя Панкратий. Теоретически мог быть крещен Георгием Глеб Святославич, однако деятельность его целиком относится к XI в. (около середины XI в. — 1078 г.).
Таким образом, владельца печати следует искать среди сыновей Святослава Ольговича. Единственный из них, известный по крестильному имени — Игорь-Георгий Святославич-Николаевич.
Биография Игоря Святославича (1151 —1202 гг.)— главного героя поэмы «Слово о полку Игореве» — детально изучена несколькими поколениями исследователей. В своей деятельности князь был связан с черниговскими землями: с 1180 г. он занимал новгород-северский и путивльский столы, в 1185 г. пытался «поискати града Тьмуторокани..., испити шеломом Дону», а с 1198 г. стал великим князем черниговским. Однако, о деятельности Игоря Святославича в период между 1164 и 1180 гг. известно крайне мало. После захвата в 1164 г. черниговского княжеского стола Святославом Всеволодичем он остался без надела и только в 1180 г., после смерти старшего брата Олега Святославича, стал новгород-северским и путивльским князем. Нельзя исключать, что Игорь мог занимать псковский княжеский стол до вокняжения здесь Мстислава Романовича Старого (1178 г.) (в период от 1140 до 1178 гг. сведения о псковских князьях в летописи отсутствуют).
Примечательно место находки печати. Она обнаружена на левом берегу р. Великой близ ц. Климента, то есть — всего в нескольких сотнях метров ниже по течению от Спасо-Мирожского монастыря. Остальные домонгольские печати Пскова найдены в черте города XIII в. Единственным объяснением попаданию печати на левый берег р. Великой, освоенный не ранее XIV—XV вв., следует признать следующее: печать скрепляла документ, хранившийся, как и список «Слова», в Спасо-Мирожском монастыре. Во время половодий, наиболее крупные из которых наносили серьезный ущерб городу, территория монастыря часто подвергалась затоплению. Нельзя исключать, что какая-то часть монастырского архива могла погибнуть при наводнении, во время которого документы, скрепленные печатями, были унесены водой. Среди таких документов, вероятно, и была грамота, скрепленная печатью князя Игоря.
Печать Игоря Святославича новгород-северского из Пскова, таким образом, свидетельствует о том, что интерес псковичей к судьбе князя и к поэме «Слово о полку Игореве» не был случайным. В своей деятельности Игорь был связан с далеким от черниговских земель Псковом или, по крайней мере, — со Спасо-Мирожским монастырем Пскова.
АРХЕОЛОГИЯ И ИСТОРИЯ ПСКОВА И ПСКОВСКОЙ ЗЕМЛИ
Институт археологии Российской Академии Наук
Псковский государственный научно-исследовательский археологический центр
МАТЕРИАЛЫ СЕМИНАРА
1986 год
Tags: 1986, Белецкий С., Мирожский монастырь, псковская письменность
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment