?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В 1973 г. при археологических раскопках у главного корпуса Педагогического института (Лабутина И.К., 1996, с. 28, 29, рис. 12: Б) была раскрыта часть фундамента крупного здания с пристройками, получившего полевой номер 3. Изучение здания завершилось в 1974 г. Тогда же под его основанием был обнаружен каменный фундамент другого дома (здание 8), разобранного до возведения здания 3. При расширении раскопок на соседней территории в последующие годы (общая площадь раскопов; более 0,9 га) были получены интереснейшие данные по истории города в X - XVIII вв. (Лабутина И.К., 1996), но столь капитальных позднесредневековых сооружений, как в 1973 - 1974 гг., больше не открывалось.

Уже в ходе раскопок по ряду наблюдений открытый комплекс сооружений был отнесен к XVII - XVIII вв. Одним из основных аргументов для этого был планировочный, градостроительный. Близость ориентировки здания традиционной застройке, существовавшей на участке в средневековье, позволяла считать, что строительство пришлось на время до перепланировки Пскова в 1778 г.
Тогда же было предположено, что здание может быть идентифицировано с каменной постройкой, обозначенной на плане 1740 г. и выходившей восточной стороной на улицу. Эта постройка сопровождалась литерой Р (рис. 1). Согласно экспликации здание являлось Воеводским Двором. Открытый в 1973-1974 гг. комплекс был известен лишь по кратким публикациям информационного характера (Лабутина И.К., 19746, с. 17; Она же, 1975, с. 21; Она же, 1996, с. 34-35).

Рис. 1. Фрагмент плана г. Пскова 1740 г. по публикации Н. Ф. Окулича-Казарина (Новые данные по топографии и истории Пскова// ТПАО. Вып. II. Псков, 1915. вклейка).
С - Средний город; М - шатры пушечные; N - канцелярия псковская, С) -Казенный артиллерийский двор; Р - Воеводский двор.
1 - церковь Георгия на Болоте; II - церковь св. Михаила и Гавриила Архангелов; III - церковь Спаса у Старого костра; IV - улицы, открытые при археологических исследованиях (римские числовые обозначения на плане введены авторами статьи).
52 - Плоская батарея; 53 - Плоские ворота; 54 - Архангельский равелин; 55 -Власьевская батарея 56 - Власьевские ворота; 95 - церковь св. Георгия с Болота ; 96 - церковь Алексея Божьего человека; 97 - церковь Воздвиженья на Княжьем дворе (№№ 95-97 проставлены Н.Ф.Окуличем-Казариным)

Здание 3 с пристройками (рис. 2, 3: II, 0VII). Остатки здания 3 с одновременной восточной пристройкой и несколько более поздняя юго-восточная пристройка (здание 4), были открыты в северной части раскопа. В раскоп заходила только южная часть основного объема здания с юго-восточным углом и западная часть здания 4. Конструкции здания 3 были представлены фундаментами и стенами полуподвальных помещений; конструкции восточной пристройки и здания 4; фундаментами.
Остатки сооружений раскапывались на глубинах от 9 до 22 - 23 пластов (здание 3) и 9 - 13 пластов (здание 4) 2. Вертикальные конструкции здания 3 во многих случаях заглублялись в материк, опускаясь до отметок -460, -480 см и глубже (Лабутина И.К., 1973, с. 6-7, 18-21, 36-37, 54-56, 61-69, 92-98, 129-131; чертежи 2а,б; 3а,б; 4а,6; 5а,б; 6а,б; 7а,б; 106; фото 17, 34, 35, 47, 57, 69а, 70, 71, 104, 106, 107; Она же, 1974а, с. 5-7, 19-20, 35-37, 53-54, 70, 81, 98, 107; чертежи 3а,б). Строительные конструкции зданий существенно нарушали средневековые отложения культурного слоя.
Здание 3 было представлено южной и восточной стенами и их фундаментами, а также остатками внутренних стен, отделявших центральное помещение от западного и восточного. Наблюдения за соотношением конструкций и слоя позволили установить порядок устройства нижней части здания. Первоначально был вырыт котлован, соответствующий плану здания и предусматривающий сооружение подвального помещения. Дно котлована приходилось на нижнюю часть 14-го, местами — на верхнюю часть 15-го пластов (Лабутина И.К., 1973, с. 130). По периметру котлована и по трассам внутренних стен забивались в шахматном порядке заостренные бревенчатые сваи диаметром 0,1 - 0,2 м и длиной преимущественно 1,8 - 2,0 м. Верхние отметки свай, в пределах 13-го пласта, с некоторым уклоном к юго-восточному углу здания. Камни-булыжники, которыми были выложены на дне котлована промежутки между сваями, имели в поперечнике 0,14 - 0,41 м.

Рис. 2. Здание 3 (1 I). Ярус 1 (вторая половина XVII в.).1 - каменная кладка; 2 -известняковая вымостка; 3 - номер яруса и порядковый номер каменного здания.

Выявление каменной части здания завершилось на уровне 13 -14 пластов (Лабутина И.К., 1983, вклейка: рис. 2).
Она была частично нарушена более поздней постройкой (Яковлева Е.А., 1996, рис. 3: I/I, с. 49-51, 64). Здание 3 было трехчастным. Выявлено западное помещение, входившее в раскоп небольшой частью; его существование устанавливалось по пересечению западной стены центрального помещения с южной стеной, имевшей продолжение к западу. Раскрыты также центральное и восточное помещения. Центральное помещение шириной 3,4 - 3,6 м имело вдоль южной стены внутреннюю поперечную стену, выделявшую южную внутреннюю камеру (1,8 х 3,4 - 3,6 м ) с полом на глубине -209 - 225 см, сложенным из крупных известняковых плит. Ширина западной и восточной стен помещения соответственно 1,4 - 1,5 м и 1,6 - 1,8 м .
Восточное помещение имело длину по южной стене 6,8 м и ширину по западной стене более 5,5 м. Верхние отметки плитяного пола 210 - 219 см. Плиты толщиной 3,5 - 4 см были уложены на песчаную подсыпку, подстилавшуюся слоем известнякового щебня с раствором или чистым известковым раствором. Верхние отметки этого песчаного слоя, заполнявшего строительный котлован здания 3 от -262 до 274 см (Лабутина И.К., 1983, вклейка: рис. 2).
Наружные (южная и восточная) стены здания в пределах раскопа имели длину соответственно 15,6 м (без пристройки) и 3 м. Максимальная ширина здания в пределах раскопа около 6 м. Кладка наружных стен состояла из крупных плитяных блоков на крепком известковом растворе. В центре стен прослеживалась забутовка из средней плиты; по центру же были проложены бревенчатые связи, сильно истлевшие. Аналогичным было устройство внутренних стен. Высота сохранившейся кладки наружных стен 6 -7 рядов; хуже сохранились стены центрального помещения, нарушенные фундаментом здания XIX в.
Все сохранившиеся стены связаны с подземной частью здания 3. Дневная поверхность периода жизни этого сооружения относилась ориентировочно к отметкам выше 150 см от условного нуля и археологически не изучалась. Ко времени разрушения здания 3 относится, по-видимому, слой щебня и другого строительного мусора над полом полуподвала в восточном помещении. Здесь отмечались следы большого пожара, были встречены остатки конских костяков. Для здания 3 получена серия дендродат (всего 13) для бревенчатых связей стен и свай: 1666 г 3 образца, 1667 г . - 3 ,1668 г - 4, 1669г. - 1, 1671г. – 2 3
Таким образом, накопление дерева для строительства производилось во второй половине 60-х и начале 70-х гг. XVII в. По поздней дате очевидно, что строительство здания 3 велось не ранее 1671 г. Не исключено, что работы начались при одном воеводе, а заканчивались уже при другом. Восточная пристройка к зданию 3 в раскопе была представлена лишь участком южной стены, размещенной как продолжение южной стены здания. В месте примыкания к восточной стене здания 3 прослеживался шов, что создавало впечатление разновременности сооружений (Лабутина И.К., 1973, чертежи 26, 36). Каменный фундамент постройки был сложен на довольно рыхлом растворе, кладка была небрежной, что тоже отличало две соседние части комплекса. Однако в ходе разборки стены восточной пристройки были получены свидетельства одновременности ее зданию 3. На уровне 10 - 11 пластов в забутовке стены были обнаружены общие деревянные связи стены пристройки с углом основной части здания 3. Стена пристройки была заглублена в траншею (ров) и уложена на забитые в землю сваи, укрепленные по дну траншеи булыжниками (Лабутина И.К., 1983, вклейка: рис. 2, квкв. 124-125). Свайно-булыжное основание фундамента пристройки было сходно с устройством его в основном здании, хотя отличалось сравнительной небрежностью. Дендрохронологическое определение спилов, взятых со свай восточной пристройки было следующим: 1662 г - 2 образца, 1666 г. – 1, 1668 г. - 3, 1669 г.-2, 1671 г. - 1.
Одинаковая со зданием 3 поздняя дата, как и в целом, близкий диапазон дат, позволяет констатировать одновременность основного здания и восточной пристройки. Очевидно, что пристройка не имела подвального помещения и, по-видимому, была менее капитальной, чем основное здание. Среди находок, связанных с рассмотренным комплексом зданий фрагменты характерных для XVI - XVII вв. керамических изделий: сосудов-водолеев и фляг с зеленой поливой, дугообразных кирпичей для облицовки свода топки печи, изразцов с ажурными лицевыми пластинами красноглиняных колончатых изразцов, ручек от крышек. Интересна находка фрагмента изразца с; изображением собаки (Лабутина И.К., 1974, с. 16); близкая, хотя и не вполне точная аналогия происходит из Довмонтова города (Белецкий В.Д., 1991, с. 57: кат. 196). Строительная керамика могла быть связана и с разрушением более древних зданий. В контурах рассматриваемого здания, а также в забутовке фундамента найдены фрагменты оконных стекол; среди них, по определению Ю. Л. Щаповой, западноевропейское оконное стекло XVI - XVII вв. и фрагменты западноевропейского сосуда (до середины XVII в.). Под плитой пола здания 3 найден фрагмент рейнской керамики (Иванова Г.Н., 1975, с. 274: рис. 16). Отметим находки медной монеты 1771 г (кв. 146, пл. 12: под фундаментом позднего здания 6) и медной прямоугольной иконки на сюжет Рождество Христово (кв. 126, пл. 12); последняя находка, по мнению Н. М. Ткачевой, датируется XIV в., она найдена в кладке южной стены здания 3.
По своим размерам (южный фасад с пристройкой превышал, по-видимому, 30 в длину) здание 3 относилось к числу крупных сооружений. В его плане прослеживаются черты, характерные для многих памятников Пскова XVII в., например, трехчастность (Спегальский Ю.П., 1963; Емелина О.В., 1994, с. 171; Краткий свод памятников истории и культуры Пскова, 4994, с. 244: 126; с. 245: 129,130; с.246: 132).
В северо-восточной части раскопа 1-973-1974 гг. была выявлена более поздняя пристройка к зданию 3. В раскоп вошла только западная часть сооружения (рис. 3: 0VII). Западная стена здания 4 примыкала торцом к шву между восточной стеной здания 3 и южной стеной восточной пристройки к нему; эта последняя выполняла роль северной стены здания 4 (0VII). На уровне 9 пласта (глуб. -180 - 200 см от условного нуля) полностью выявились контуры постройки. Ее фундамент был заглублен в траншеи и составлен крупными блоками известняка толщиной 0,1 - 0,3 м на прочном желтовато-розовом растворе, отличавшемся от раствора, использованного при строительстве здания 3. Ширина стен здания 4 составляла 1,9 м . Длина западной стены по внешней
Стороне – 7,2, по внутренней – 5.2; южная стена заходила в раскоп на 3,9 м (по внешней стороне) Сохранилось два-три ряда кладки.

Рис.3 Ярус 3 (XVIII в., до перепланировки 1778-1789-х гг.)
1-каменная кладка, 2-известняковая вымостка, 3-номер яруса и порядковый номер каменного здания.
Под каменной кладкой фундамент был устроен иначе, чем в здании 3: здесь под каждой из стен были уложены по три массив¬ных продольных бревна, промежутки между которыми были заня¬ты валунами и булыжниками. Диаметр бревен 0,2 - 0,26 м, валуны и булыжники от 0,1 до 0,5 м в поперечнике. Щели между валуна¬ми и бревнами были засыпаны щебнем, раствором; встречались и фрагменты отшлакованных красноглиняных изразцов и киотов из какого-то более раннего сооружения. Траншеи для фундамента обе¬их стен были вырыты примерно на одну глубину (под западной стеной — на 0,05 - 0,25 м глубже), дно их находилось на уровне 12 - 13 пластов. Стык фундаментов обеих стен отчетливо прослежи¬вался в нижней части 12-го пласта. Южные торцы бревен фунда¬мента западной стены почти вплотную подходили к северному бревну южной стены. На торцах имелись проушины.
Особенностью в устройстве фундамента под западной стеной была закладка пространства между стенками траншеи и крайними лежнями булыжниками. Вдоль северного участка западной стены были зафиксированы столбы-сваи, поддерживавшие фундамент. В контурах здания 4 в кв. 125 был раскрыт погреб (?) из верти¬кальных плах, примыкавший к южной стене пристройки в конту¬рах «здания 4»; он заглублялся до уровня 20 пласта. «Погреб» пострадал во время пожара. На уровне 11-12 пластов в его запол¬нении шел слой глины, в нижней части сооружения — щепа, не¬сколько фрагментов деревянной посуды; найден также массивный железный ключ типа характерных для запоров XVI — XVII вв.
Для юго-восточной пристройки к зданию 3 («здания 4») уда¬лось получить четыре дендродаты: 1703 г. — свая, крепящая сна¬ружи западную стену фундамента; 1703, 1704, 1705 гг. — бревна (лежни) фундамента.
Данные дендрохронологии свидетельствуют о том, что юго-восточная пристройка была сооружена примерно через 30 лет пос¬ле здания 3. Ее планировочная связь с прежними постройками Воеводского двора свидетельствует о том, что в начале XVIII в. здание 3 с восточной пристройкой продолжало функционировать. На планах конца XVIII и XIX вв. охарактеризованные выше со¬оружения отсутствуют. Это позволяет предположить, что здания 3 и 4 прекратили св'ое существование в ходе перепланировки, начав¬шейся в 1778 г.

В 6,5 м к юго-востоку от описанного выше комплекса в раско¬пах Б (1973-1974 гг.), XII (1986-1987 гг.) и XV (1990 г.; не закон¬чен) изучалось основание прямоугольного* плане здания 5, вытя¬нутого вдоль улицы (рис. 3: 0VI). Были выявлены фундаментные конструкции частей северо-западной, юго-западной и северо-восточ¬ной стен и южной стены, причем местами удалось проследить и наземные части сложенных из плиты стен (Лабутина И.К., 1973, с. 8-11, 21-23, 38-39, 69, 98-99; чертежи 2в-6в; фото 13, 19-20, 36, 40-42, 72-75; Волочкова O.K., 1986, с. ПО, 129; рис. 83, 89, 93, 96; Лабутина И.К., Новикова М.И., 1990, с. 365-371; рис. 246, 250-253, 255). Дли¬на здания около 33 м, ширина 10,2 м. Ширина стен на уровне фундамента 1,8 - 2,2 м. В двух местах прослеживались вперевязку с северо-западной стеной небольшие участки внутренних попереч¬ных стен. Устройство фундамента здания 5 — точно такое же, как и у юго-восточной пристройки к зданию 3 («здания 4>>). В северо¬западном углу здания находился дубовый сруб, вероятно, служив¬ший погребом. К северной стене здания примыкала поздняя выг¬ребная яма с облицованными камнем стенками; в ее заполнении — мусор XIX — XX вв. У юго-восточной стены здания выявлена вы-мостка прямоугольной формы из известняковой плиты. Она отме¬чает уровень дневной поверхности времени существования здания 5, от -70 до -83 см от условного <<0>> (Лабутина И.К., Новикова М.И., 1990, с. 371-372, рис. 253-254).
Для фундаментных конструкций здания 5 получены три ден-дродаты: 1687, 1691 гт - бревна (лежни) фундамента, 1704 г. — подкладка под фундамент западной стены.
К западу от здания 5, в пределах раскопа А (1968-1970 гг.) сохранились остатки еще одной постройки — здания 2 (рис. 3: VIII). Они представлены фрагментом фундамента восточного угла и небольших участков, примыкавших к нему стен в виде известня¬ковой кладки на глиняном растворе (Лабутина И.К., 1968, с. 26-27, 65-67; илл. 23, 38; Лабутина, 1969, с. 12-14; чертеж 1а). Ширина стен 0,6 м, они сохранились на высоту от 1 до 6 рядов. Постройка была разрушена фундаментом здания XIX в.
Итак, и дендродаты, и конструктивные особенности фунда¬ментов указывают на то, что здания 4 и 5 строились одновременно, в самом начале XVIII в. Вопрос о том, входили ли здания 2 и 5 в комплекс Воеводского двора, остается открытым: границы двора не Прослеживаются, его подробные описания нам пока не известны. Точного соответствия крупному зданию 5 на плане 1740 г. найти Не удается. На плане 1857 г. близкое положение и ориентировку имеет деревянный нежилой дом (см.: Яковлева Е.А., 1996, рис. 2, г).
Возможно, что это новый дом на старом каменном фундаменте. Не исключено, впрочем, что и здание начала XVIII в. было деревян¬ным на каменном подклете и именно поэтому отсутствует на плане 1740 г. Может быть, и юго-восточная пристройка к зданию 3 («зда¬ние 4») также имела только каменный фундамент: палаты Воевод¬ского двора на плане 1740 г. показаны без каких-либо пристроек к ним.
В 1974 г. в северной части раскопа Б под фундаментом здания 3 были открыты конструкции более раннего здания 8: они являлись опорой для части фундамента здания 3 (Лабутина И.К., 1974а, с. 4, 6, 7, 20, 34,36, 53-70; чертежи 2а, За, 4а, 4в, 5а, 6а, 7а; фото 12, 13, 44-46, 62, 63, 66-68, 100; Она же, 1983, вклейка: рис. 2, квкв. 117, 118; Она же, 1996, с. 35, рис. 15).
Здание 8 (рис. 4, 5) заходило в раскоп юго-восточным углом и южной стеной, а также частично юго-западным углом. На уровне 15 пласта остатки здания были представлены пятном строитель¬ного мусора — плитой, щебнем, глиной. Ниже выявились контуры стен здания, сложенных на глиняном растворе. Эта черта отличала постройку от здания 3, при строительстве которого применялся известковый раствор.

Южная стена здания сохранилась на высоту 4-6 рядов кладки. Ширина стены около 1,3 м. Стена была сложена из плит разного размера, причем наиболее крупные из них лежали в нижнем ряду кладки, на деревянных конструкциях, и были также употреблены на лицевые части кладки с внутренней стороны здания. По южном}' фасаду, со стороны котлована, кладка была выполнена неровно. Центральная часть кладки представляла собой скорее забутовку.
В нижнем углу кдадки прослежены плиты и валуны.

Рис. 4. Здание 8 (2 I) Ярус 2 (50-60-е гг. XVI - первая половица XVII в.). 1 - каменная кладка; 2 - известняковая-вымостка; 3 - основание столба; 4 - номер яруса и порядковый номер сруба.
В нижнем ряду кладки прослежены плиты и валуны.

Изнутри в кладке стены прослеживался выступ в 15 -.16 см, который возвышался над полом на 15 см. Здесь же в кладке стены имелась выемка шириной около 120 см, соответствовавшая срединной части выступа; в этом месте, вероятно, находился порог или пята арки. Восточная стена была сложена так же, как и южная. Кладка сохранилась на высоту от 30 до 50 см и опиралась на деревянные лежни. Стена была несколько наклонена внутрь здания. Горизонтальные деревянные конструкции были представлены бревнами (плахами?), подтесанными с одной стороны, и уложены круглыми сторонами вверх. В плане эти лежни точно совпадали с кладкой. Диаметр бревен до 30 см. Под каждой из стен прослежены по три бревна. Под южной стеной, кроме того, лежали еще три плахи, уложенные плоской стороной вверх под северной частью стены; они поддержи¬вали упомянутый выше уступ.
Внутри здания открылся пол из известняковых плит; края плит, как правило, подогнаны друг к другу. Плиты лежали на земле, на уровне нижнего ряда кладки стен. Местами под ними прослеживалась подсыпка из песка и мелкого щебня. Плиты пола перекрывались углистым слоем строительного мусора. В центре открытого помещения, на равном расстоянии от его внешних углов открылось круглое основание столба, сохранившее три ряда кладки на очень прочном известковом растворе. Диаметр столба около 1 м.
Он опирался на пол, под которым были устроены деревянные подкладки из плах круглой стороной вверх, залегавших параллельно южной стене здания. Пол под давлением столба осел в швы между подкладками, чем объясняется его уклон в сторону столба. Для столба под полом была устроена опорная площадка из четырех плах. Под плахами были выявлены сваи, забитые довольно плотно друг к другу и образовывающие квадрат со стороной 1,3 м. Всего было выявлено более 100 свай высотой до 40 см.
Находки в пределах здания 8 были немногочисленными. Сре¬ди индивидуальных находок — железный нож, бронзовая пласти¬на с элементами растительного орнамента, костяной скребок и фраг¬мент красноглиняного печного изразца с рельефным узором. По¬добные изразцы встречались и в забутовке здания 3, при строитель¬стве которого мог быть использован материал из разобранного зда¬ния 8.
Постройка по стратиграфическим наблюдениям была отнесе¬на к второй половине XVI - XVII вв. Для деревянных фундамен¬тных конструкций получены 10 дендродат: 1564, 1570 гг. — сваи; 1568 г. (три образца) — подкладки под столб; 1566, 1568 гг. (четы¬ре образца) — подкладки под фундамент восточной стены.
Не исключено, что здание 8 относилось к раннему этапу суще¬ствования Воеводского двора. Во всяком случае, каменное граж¬данское здание для Пскова конца XVI - первой половины XVII вв. было редкостью. Возможно, здание пострадало от крупных пожа¬ров начала XVII в. Известно, что в пожарах 1607 и 1609 гг. сгорел весь город (Кулакова М.И., 1994, с. 180). В то же время, между остатками зданий 8 и 3 нет никаких прослоек; видимо, первое из них разбиралось непосредственно перед строительством второго. Вероятно, еще к периоду функционирования здания 8 может быть отнесена находка, из переотложенного слоя близ него (на 12 - 15 м южнее: раскоп Б (1968 г.), уч. А, кв. 12, пл. 9); это фрагмент немец¬кой пивной кружки из каменной массы (Steinzeug). Целый экземп¬ляр подобного изделия хранится в фондах Эрмитажа и имеет дату изготовления — 1583 г. Происходящий из раскопа 1968 г. фраг¬мент, где видны две первые цифры даты (15 ...), отнесен ко второй половине XVI в. (Иванова Г.Н., 1975, с. 274-276). Эта находка — еще одно свидетельство в пользу предположения об особом значе¬нии каменного здания и двора, в состав которого оно входило.
ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА
Барсуков А.П, 1902. Списки городовых воевод и других лиц воеводского управления
17 столетия по напечатанным правительственным актам. СПб.
Белецкий В,Д., 1991. Древний Псков (по материалам.раскопок экспедиции Эрмита¬жа). Каталог выставки. Л.
Волочкова О.К.,1986 — см. в: Седов В.В., Лабутина И.К., Белецкий СВ. и др.. 1986. Отчет о раскопках в г. Пскове. - Архив-ИА РАН. Р-1.№ 11298.
Емелина О.В., 1994. Памятники псковского жилого зодчества XVII века. Новые исследования// Псков через века. Памятники Пскова сегодня. Археология. История. Архитектура. СПб.
Иванова Г.Н., 1975. Рейнская керамика из раскопок во Пскове // СА. „N° 4.
Краткий свод памятников истории и культуры Пскова, 1994 // Псков через века. Памятники Пскова сегодня. Археология. История. Архитектура. СПб.
Лабутина U.K. 1968. Отчет об обследовании и раскопках в г.Пскове на месте, отве¬денном под строительство столовой пединститута.- Архив И А РАН. Р-1. № 3797
Лабутина И.К., 1969. Отчет о раскопках в г.Пскове и курганов на территории Псков¬ской области. Архив ИА РАН. Р-1. № 4550
Лабутина И.К., 1973. Отчет о раскопках в Пскове у здания пединститута. Архив И А РАН. Р-1. № 5379
Лабутина И.К.,1974а. Отчет о раскопках в Пскове. Архив ИА РАН. РГ1. № 5380
Лабутина И.К., 19746. Раскопки в Пскове // АО 1973 г. М.
Лабутина И.К., 1975. Раскопки в Пскове // АО 1974 г. М.
Лабутина И.К., 1983. Изучение начальных отложений культурного слоя в пределах стены 1309 г. // АИП. М.
Лабутина И.К., 1996. Раскопки в древней части псковского посада (1967-1991 гг.) / ./' АИП. Вып. 3. Псков.
Лабутина И.К., Новикова М.И., 1990 - см. в: Седов В.В., Лабутина И.К., Алексан¬дров А.А. и др.,1990. Отчет о работе Псковской экспедиции. Архив ИА РАН. Р-1. №15012.
Русско-шведские экономические отношения в XVII веке. Сборник документов. М.: Л.. 1960.
Спегалъский Ю.П., 1963. Псковские каменные жилые здания XVII в. М.-Л. (МИА, № 119)
Яковлева Е.А.,1996. Поздние внеярусные сооружения (конец XVIII - начало XX вв.) // АИП. Вып. 3. Псков
АРХЕОЛОГИЯ И ИСТОРИЯ ПСКОВА И ПСКОВСКОЙ ЗЕМЛИ
Институт археологии Российской Академии Наук
Псковский государственный научно-исследовательский археологический центр
МАТЕРИАЛЫ СЕМИНАРА
2000 год

Profile

arheologi
arheologi

Latest Month

April 2013
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Tags

Powered by LiveJournal.com