arheologi (arheologi) wrote,
arheologi
arheologi

Category:

Колпакова Ю.В. Нательные кресты с голгофской тематикой в фондах Псковского музея-заповедника

Нательные кресты с голгофской тематикой - постоянная на­ходка в поздних слоях г. Пскова и частый экспонат музейных кол­лекций. Под голгофской тематикой мы подразумеваем изображение на лицевой стороне тельника типичного плоского семи-восьми конеч­ного креста на подножии (Голгофе). 



В иконографии могут присут­ствовать такие элементы, как череп Адама внутри горки, орудия страстей по бокам от креста и типичный с некоторыми вариациями набор надписей - монограммы Иисус Христос (1С ХС), «Царь Сла­вы» и «Ника» или «Рай Бысть Место Лобное» (РБМЛ), «Рай бысть»(РБ), «Копие» (КОП), «Трость» (ТРО). Характерна замена Ц на Ч в надписи «Царь Славы». Как отмечает В.В. Седов в своей статье по каменным крестам Изборска, это типично для псковско-новгородского региона в целом (Седов В.В., 1976, с.102-107). Иног­да есть текст на обороте и дополнительные надписи на лицевой сто­роне (молитвы «Крест - хранитель всея Вселенная...» либо «Да воскреснет Бог...», «Кресту твоему поклоняемся владыко...» и др.). Данный набор признаков варьируется на отдельных экземплярах, однако, наличие даже части из них на кресте-тельнике позволяет отнести его к весьма обширной группе крестов с голгофской темати­кой.

В данной статье речь пойдет преимущественно об археологи­ческом материале, значительная доля которого датирована стратигра­фически.

Изучение историографии вопроса показывает, что для данной группы крестов церковная археология имеет двухвековую традицию тщательного детального описания, и куда более малый опыт строгой классификации и научной интерпретации накопленного. Кресты с голгофской тематикой опубликованы в собраниях Б.И. и В.Н Ханенко, Н. Леопардова и Н. Чернева, графа Уварова, описании церковно-археологического музея при Санкт-Петербургской духовной акаде­мии (Н.В. Покровского), каталоге древностей Тверского музея (ка­талог А.К. Жизневского), материалах раскопок Глазова в 1899 г.

Общими чертами для данной литературы является не только ее каталожный характер, но и, к сожалению, недостаточная аргумен­тация датировок, скудность информации о происхождении ве­щей. В ряде каталогов делается попытка классификации, что выражается в выстраивании изображений в определенном эво­люционном порядке.

В немногих из работ по хронологии русских нательных крес­тов исследование доводится до XVI в. и, таким образом, корпус нательных крестов с голгофской тематикой входит в базу исследова­ния урезанным. Выводы о развитии предметов личного благочестия после XV в. мы находим в работах А.И. Некрасова и В.Н. Перетца (которые датируют появление крестов с голгофской тематикой XVI веком), Д.А. Беленькой.

Среди последних заметных публикаций крестов с голгофской тематикой хочется отметить статьи С.З. Чернецова «Погост Афана­сия и Кирилла Александрийских в Радонеже (по данным археологи­ческих исследований 1997-1998 гг.», где дается классификация, осно­ванная на критериях размера, формы, изображений и надписей на тельниках. Н.А. Кренке «Нательные крестики из раскопок во дворе старого здания Московского университета», Э.П. Винокуровой «Металические кресты тельники XVII века». Немногочисленные тельни­ки данного типа довольно регулярно публикуются в работах по металлопластике или материальной культуре отдельных регионов, например статье Т.А. Гриценко, В.Г. Пуцко «Русская металллоплас-тика с Куликова Поля», статье Даркевича, В.Г. Пуцко «Произведе­ния средневековой металлопластикииз находок в Старой Рязани» книге Малевской М.В. и Фонякова Д.И. «Древний Торопец» и др. В базу исследования Лесмана по устойчивости формы новгородских подвесок входят кресты с голгофской тематикой XV в.

Мы, в свою очередь, также попытались классифицировать на­тельные кресты с голгофской тематикой с целью не только система­тизации, но и датирования подтипов. Будучи предметами прикладно­го искусства, с массой различающихся деталей, эти кресты выстраи­ваются в чрезвычайно разветвленное классификационное древо на основе большого количества признаков. Недостатком большой части этих признаков является их существенность в типологическом смыс­ле и непригодность в хронологических целях - то есть эти признаки не являются датирующими.

Создавая классификацию, мы были вынуждены указывать признаки одного порядка для всех ветвей классификации вне зави­симости от того, выделялись ли на их основе типы и подтипы. Теоретическое выстраивание классификации на основе строгого описания порождает множество гипотетических совпадений при­знаков, не все из которых подтверждены известными находками.

Мы старались учесть опыт классификаций в других регио­нах, их плюсы и минусы: классификацию А.К. Жизневского, где во главу угла поставлена иконография крестов; классификацию Д.А. Беленькой, основывающуюся на форме средокрестия. На нашем материале применялись обе методики. Но в качестве об­разца мы избрали подход Э.П. Винокуровой, использованный ею при классификации московских крестов XVII в. Не принимая его в полной мере, мы следовали тем же путем, основываясь на присутствии у наших экземпляров тех или иных устойчивых морфологических и иконографических признаков, могущих по­служить в качестве типо- или подтипообразующих.

Таким образом, нам удалось разработать два альтернативных классификационных древа.

В первой классификации (на рис. 1 представлена ее начальная часть) признаком, разделяющим нательные кресты с голгофской тег матикой на 2 группы, является число ветвей креста. Выделяются четырех- и восьмиконечные крестики. Следующий до порядку при­знак - форма завершения лопастей. Если все восьмиконечные крес­ты имеют прямоугольное завершение всех лопастей, кроме нижней, заканчивающейся углом, то среди четырехконечных выделяются: тра-пециевидноконечные, листовиднокбнечные (ланцетовидноконечные), крестоконечные с закругленными концами (трехлопастноконечные), каплеконечные, прямоугольноконечные, ромбоконечные (заканчива­ющиеся углом), криноконечные, и др. Признаком третьей ступени является внешний декор средокрестия или наличие и форма фигур­ных дополнений к основному силуэту тельника. На рис. 1 представ­лены все варианты лучей сияния*.терновых венцов, устьиц, характер­ных для псковских тельников. Таким образом, основными критери­ями для классификации которой служат признаки формы тельника.

На этом заканчивается стройная, на первый взгляд, классифика­ция, поскольку для дальнейшего разделения на подтипы служат кри­териями такие неравноценные признаки, как:

- высота рельефа изображения, одно- или двусторонность изде­лия, материал, количество лопастей у изображенного на тельнике креста, терновый венец или цата и приемы их изображения, орудия страстей и их расположение по отношению к центральной оси креста, зоны расположения надписей и их содержание, техника исполнения элементов изображения (например, «жемчужница» - маленькие выпуклые кружочки, которыми может быть состав­лено изображение тернового венца или орудий страстей, запол­нена поверхность лопасти). Основные элементы иконографии (разновидности изображенного креста, декора средокрестия, под­ножия креста и орудий страстей), фрагментарно встречающиеся на разных экземплярах тельников, представлены на рис.2, на рис. 3 приводятся зоны расположения надписей на тельниках.


По результатам сопоставления этой классификации с дати­ровками вещей можно сказать следующее.
Датировки всех типов не имеют верхней границы, так как фор­мы используются и до настоящего времени. Можно лишь сказать с какого периода в Пскове у тельников появляются те или иные кон­структивные элементы, присутствующие в различных типах и из-за этого делающие датировки типов еще более запутанными:
-восемь лопастей у креста встречаются уже со 2-й пол. XV в.;
-четырехлопастные крестики с голгофской тематикой появля­ются в Пскове в XIV в.;
-с 1-й пол. XV в. встречаются трапециевидные лопасти;
XVI в. появляются лопасти с закругленными концами и крестообразным завершением (третий слева вариант на рис. 1);
XVII в. появляется криновидное завершение лопастей тельников с голгофской тематикой;
-во 2-й пол. XVII в. - завершение прямоугольной лопасти уг­лом;
-2-я пол. XV - 1-я треть XVI вв. - листовидное завершение лопасти;
XIV в. - прямоугольные лопасти;
XVI - XVII в. - широкие прямоугольные лопасти с выступа­ющей окантовкой;
XVII в. - округлое завершение лопасти (каплевидная ло­пасть) ;
XVII в. - кольцо вокруг средокрестия;
XVII в. - "устьица" в средокрестии;
-со 2-й пол. XVI в. - лучи сияния (и короткие, и длинные) в средокрестии;
XVII в. - геометризованные лилии в средокрестии и на концах лопастей;
XVII в. - кольцо с лучами сияния вокруг средокрестия;
XVII в. - кольцо, украшенное шариками вокруг средокрес­тия;
-со 2-й пол. XVI в. - рельефный декор вокруг лопастей («процветшие», «пламенеющие» кресты);
-двусторонние "голгофские" тельники появляются уже в XIV в., причем более ранние надписи выполнены крупными буквами (высотой равной ширине лопасти);
с XVI в. появляются кресты, на которых текст начинается на тыльной стороне и переходит на лицевую, располагаясь по периметру креста. Это всегда молитва «да воскреснетъ богь...»;
со 2-й пол. XV в, встречаются надписи в квадратных медаль­онах на тыльной стороне креста, с XIV в. - в ромбических медальонах.


Если при составлении классификации исходить в первую оче­редь из иконографии изображений, выстраивается древо, приведен­ное по частям на рис. 4, 5,6.

Проследим путь к подтипу от начала этой классификации на одном примере.

Нательные кресты с голгофской тематикой делятся на тельники с семи- и восьми конечным голгофским крестом. Изображенные семиконечные кресты бывают: а) без дополнений в средокрестии, б) в терновым венцом в виде простого круга, в) с терновым венцом, выполненным в технике «жемчужницы». Семиконечные кресты без дополнений в средокрестии сопровождаются: а) подножием в виде полукруга над кружком, б)подножием в виде косой плетенки, т) прямоугольника, д) не имеют подножия вообще. Семиконечные кре­сты без дополнений в средокрестии с подножием в виде прямо­угольника делятся на кресты с орудиями страстей перпендику­лярными подножию и идущими по косой в разный стороны. Однако обе эти разновидности тельников имеют 4 лопасти пря­моугольной формы.




Данная классификация позволяет эффективно сопоставить ико­
нографические элементы с датами вещей, на которых они присут­ствуют. Результаты этого сопоставления таковы:

- изображение цаты на кресте появляется с XV века;
- изображение тернового венца на кресте появляется с 1-й пол. XV в., первоначально в виде гладкого конца, со 2-й пол. XV в. выполненного в технике жемчужницы;
- орудия страстей, изображенные идущими от горки параллель­но оси креста появляются на тельниках с XV в., но основная масса приходится на XVI в.;
- 1-й пол.- сер. XIV в. датируется традиция изображения ору­дий страстей идущими наискось в разные стороны от места пересечения нижней лопасти креста с косой перекладиной;
-   XIV-XV вв. датируются «голгофские» тельники без орудий страстей;
-   XVI-XVII вв. - с орудиями страстей в технике «жемчужни­цы»;
- изображение горки в виде косой плетенки появляется со 2-й пол. XV в.;
-   горка с полукруглым верхом на тельниках появляется с XIV в., горка с полукруглым верхом и головой Адама - со 2-й пол. XV в., а горка в виде незамкнутого полукруга - только со 2 пол. XVII в.;
-горка в виде прямоугольника - со 2-й пол. XVI в.;
-горка в виде горизонтальной черты - не ранее XIX в.;
-горка в виде полукруга и кружка под ним (символическое изображение головы Адама) присутствует только на тельниках, датирующихся 1 пол.-серединой XIV в.

Будет ли перспективным создание общероссийской базы по «голгофским» крестам?
Пока все исследователи строят свои классификации на наличном материале, не выделяя гипотетических типов, на основе возможного сочетания известных по другим типам признаков. Но даже если выстроим все возможные сочетания и со временем заполним «пустые ячейки» реальными находками, нам не удастся отделить прототипы от позднейших переливок на основе лишь типологических наблюдений. Как показывают стратиграфические данные, дендрода-тыг сам сложившийся «голгофский» комплекс изображений и прототипы большинства разновидностей крестов с голгофской тематикой появляются уже в XIV в. Интересно, что, проследив обе классификации от начала до конца, можно прийти к выводу о близком родстве типов не только в начале классификации, где древо только расходится на ветви, но и на некоторых ступенях в середине и в конце. Подтипы, вопреки следованию методу многоступенчатого классификатора, объединяются в группы по «неустойчивым» признакам, не имеющим равной значимости для всей коллекции. Эта тенденция подводит к выводу о необходимости поиска новых методик систематизации крестов с голгофской тематикой.

Тем не менее, тщательная обработка этой категории крестов с выделением нюансов, которые и составляют основу для различения подтипов, представляется плодотворной. После детальной классификации и стратиграфического датирования можно определить время появления разных конструктивных элементов в общем комплексе признаков. Однако повторимся, верхняя граница датирования, тем не менее останется открытой - именно по причине многократных позднейших воспроизведений образца.
Но для систематизации с последующей датировкой конкретных типов более приемлемым представляется не многоступенчатая классификация, а гнездовой метод, заключающийся в том, что за определенной позицией (типом) в центре гнезда закрепляется один крест, наиболее полно содержащий в себе комплекс признаков крестов, груп-



Тем не менее, тщательная обработка этой категории крестов с выделением нюансов, которые и составляют основу для различения подтипов, представляется плодотворной. После детальной классификации и стратиграфического датирования можно определить время появления разных конструктивных элементов в общем комплексе признаков. Однако повторимся, верхняя граница датирования, тем не менее останется открытой - именно по причине многократных позднейших воспроизведений образца.
Но для систематизации с последующей датировкой конкретных типов более приемлемым представляется не многоступенчатая классификация, а гнездовой метод, заключающийся в том, что за определенной позицией (типом) в центре гнезда закрепляется один крест, наиболее полно содержащий в себе комплекс признаков крестов, группирующихся вокруг него. Этот подход представляется оптимальным еще и потому, что легко позволяет выделить серии переливок одного образца.
Подводя итог исследованию, следует определенно признать, что крест с голгофской тематикой заслуживают более тщательного рассмотрения, классификации и датирования подтипов, и любой крест с голгофской тематикой при современном состоянии проблемы уже давно не являются находкой, надежно датирующей слой лишь только XVI- XVIII вв., либо XV в., либо каким-то еще временем.
ЛИТЕРАТУРА
Седов В.В.,   1976.  Изборские каменные кресты//Средневековая Русь. Сб.ст. М.

АРХЕОЛОГИЯ И ИСТОРИЯ ПСКОВА И ПСКОВСКОЙ ЗЕМЛИ
МАТЕРИАЛЫ НАУЧНЫХ СЕМИНАРОВ
2001-2002 год


Tags: 2001-2002, Колпакова, находки, псковские ремесла, раскопки в Пскове
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments